С 3 ноября 1910-1917 гг. – Майинская школа грамоты при Васильевской церкви Майинского прихода Восточно-Кангаласского улуса.

1918 – 1920 гг. – Майинское одноклассное начальное училище Восточно-Кангаласского улуса Кететского наслега с. Майя.

1921 – 1928 гг. – Майинская советская школа I ступени Восточно-Кангаласской волости.

1929 – 1933 гг. – Майинская 4-хклассная школа I ступени.

1934 – 1938 гг. – Майинская неполная средняя школа.

1939 – 1942 гг. – Майинская средняя школа.

1943 – 1946 гг. – Майинская неполная средняя школа.

С 1947 г.  – Майинская средняя школа.

 

Сивцев Федор Гаврильевич – основатель Майинской школы грамоты

   3 ноября 2010 года исполняется 100 лет со дня основания Майинской школы.

   В царское время школы открывались в селах, где были церкви. В с. Майя строительство однопрестольной деревянной церкви было начато в сентябре 1901 года. 15 апреля 1912 года храм был торжественно освящен епископом Якутским и Вилюйским Мелентием в присутствии губернатора Якутской области И.И. Крафта.

   В 1908 году священником Васильевской церкви был назначен отец Федор Сивцев, с переводом из Бютейдяхской церкви.

   Настоятель, священник Федор Сивцев родился в 1875 году во II-м Жехсогонском наслеге Таттинской волости. Его отец Гаврил Сивцев (Хабыыта) был наслежным князем. В одно время Федор Сивцев учился вместе с Кулаковским (Оксокулээх Олоксой) в миссионерской школе. Его два брата впоследствии стали именитыми купцами Охотского края.

   Жизнь Федора Сивцева была яркой, но трудной, полной лишений, личных трагедий.

   Первоначальное образование получил в 2-хклассном духовном училище, после чего поступил в Якутское духовное училище, а затем в семинарию, из которой выбыл по прошению в августе 1895 года и был назначен учителем Якутского миссионерского 2-хклассного училища. Одновременно исполнял обязанности надзирателя, библиотекаря и делопроизводителя при училище.

   В 1896 году утверждением его преосвященства Мелентия был назначен заведующим библиотекой Якутского епархиального училищного совета. При преобразовании 2-хклассного миссионерского училища в двухклассную церковно-приходскую школу состоял его учителем, выполняя обязанности заведующего хозяйственной частью школы.

   В 1897году выехал в Казань для продолжения учебы в учительской семинарии. В годы учения принимал деятельное участие в переводе на якутский язык Святого Евангелия. В 1898 году был слушателем педагогических курсов в Санкт-Петербурге.

   По приезду в Якутию его преосвященством Никанором был назначен учителем якутской 2-хклассной церковно-приходской школы. В мае 1899 года назначен членом вновь созданной в г. Якутске епархиальной миссионерской переводческой комиссии для перевода на местные инородческие языки изданий миссионерского характера.

   В 1899 году рукоположен во диаконы, а 21 февраля 1900 годы рукоположен во священники Иннокентьевской церкви Охотского округа. Как священник отец Федор служил в Инской, Тойбохойской, Одейской церквях Вилюйского округа, Бютейдяхской церкви Мегинского округа. В 1910-1913 гг. – в Васильевской церкви с. Майя Кететского наслега Восточно-Кангаласского округа.

   В 1910 году открылась по линии церковного ведомства Майинская «Школа грамоты», первым учителем которой был отец Федор. Ему помогала жена Александра Ивановна, закончившая шесть классов Якутской женской гимназии.

   Был награжден за 25-летнюю службу в церковно-приходской школе медалью на Владимирской и Александровской ленте, медалью за труды в церкви и школе. Где бы ни трудился отец Федор, он обучал грамоте не только детей, но и взрослых. Свидетельством тому является его письмо к Всеволоду Михайловичу Ионову в конце 1906 года.

«Многотрудящийся Всеволод Михайлович, с 1 декабря 1906 года мною открыты уроки для взрослых. На первое время собралось 8 человек (18-35 лет), учебников наглядных и подходящих для дальнейших занятий с ними не нашлось у Игумнова в книжной лавке. Посему я решаюсь беспокоить Вас: не найдете ли возможным уступить учебников и пособий, необходимых для занятий с взрослыми и с учениками и помочь советом… Не можете ли познакомить меня с новейшими и лучшими пособиями всех видов и типов и указать их адрес. Если бы купить волшебный фонарь. По естествоведению, счислению и письму у меня есть кое-какие пособия, привезенные с собой из Петербурга. Хотя с вами лично я не имел счастья быть знакомым, но уверен, что вы не будете чужды до моих просьб, ради самого дела… Льщу себя надеждой, что в лице Вас найду лучшего друга – знатока «местных приемов и опытов» педагогики…

   С почтением имею быть Ваш покорный слуга, якут-священник Федор Сивцев».

   В начале 1900-х годов отец Федор был командирован в Санкт-Петербург от имени Якутской епархии для отчета на совещании святейшего Синода, в работе которого принимал участие царь Николай II. Отчет якутского священника прошел успешно. Сам царь Николай II остался очень доволен и сказал: «Я не думал, что среди диких инородцев появится такой образованный и высококультурный человек, как этот благочинный отец Федор. От своего имени и святейшего Синода представить к награде».

   Скоро после возвращения из Санкт-Петербурга на имя Сивцева прибыла специальная царская почта. Здесь была разная дорогая церковная утварь, в том числе парадное одеяние для всех служителей церкви (Бютейдяхской). Все служители этой церкви в праздничные дни надевали во время службы дорогое одеяние: летом – зеленого цвета, осенью – желтого, зимой – белого, весной – ярко-голубого цвета.

   В годы первой русской революции (1905-1907 гг) отец Федор под влиянием революционных событий стал постепенно охладевать к миссионерскому делу. Еще в 1905-1906 гг. он вел дружбу с политссыльными Телеховским и Кополаревым. Они вместе пели революционные песни, читали книги. Инородец Даниил Беляев из Мойрутского наслега отнял у отца Федора книгу, одолженную им у политссыльных. Выслал ее в Якутский окружной суд вместе с доносом, в котором писал, что отец Федор водит дружбу с политссыльными, читает запрещенную литературу. Окружным судом отец Федор был осужден на 2 года крепостного заключения. Адвокат Сивцева Василий Никифоров-Кулумнуур отправил письмо-прошение на имя Николая II о помиловании Сивцева. Николай II вспомнил, о каком отце Федоре идет речь, и дал согласие на помилование. Таким образом, Сивцев остался на свободе и по-прежнему мог работать священником.

   Сивцев был женат на Александре Ивановне, по национальности русской, родом из Иркутска. У них было два сына: Катерий и Никтополион. Младший сын в 1918 году вступил в дружину белогвардейцев и погиб во время взятия Якутска отрядом Рыдзинского. Старшие братья Сивцева были расстреляны как враги Советской власти. Революцию Федор Гаврильевич встретил с радостью в надежде, что она освободит якутов от трехвекового колониального рабства, стал служить Советской власти.

   С 1917 по 1924 гг. Федор Сивцев находился на разных постах, в частности:

- делопроизводитель училищного совета;

- заведующий Якутской городской типографией (сентябрь 1917 г.– март 1918 г.);

- делопроизводитель Якутского уездного школьного отдела (сентябрь 1918 г.- 1 октября  1919 г.);

- учитель I Жемконской школы (1919 г.);

- старший статистик областного управления, затем губернского  Революционного комитета (1 ноября 1919 г. – 1 мая 1920 г.);

- делопроизводитель Областного попечительства и детских приютов (февраль-июнь 1920 г.);

- сотрудник рабоче-крестьянской инспекции (1920 г.);

- уполномоченный по восстановлению Охотского тракта (1920 г.);

- уполномоченный  Якутского совета народный комиссаров по Охотскому району (1923 г.)

  Из культурно-общественной деятельности Федора Гаврильевича Сивцева могут быть отмечены:

- организация первых педагогических курсов в г. Якутске;

- лекторская, переводческая деятельность;

- членство в Губревкоме по делам несовершеннолетних;

- открытие им Инской, Майинской, Бидайской, 1-й Хаптагайской, 1-й Одейской школ, организация работы Бютейдяхской школы;

- был делегатом I революционного областного учительского съезда;

- был депутатом разных съездов и советов с марта 1917 года до колчаковщины;

  В 1927 году отец Федор был арестован. Его главной виной считалось настойчивое требование возврата Якутии территории Охотского побережья с морскими портами Аян и Охотск. Отец Федор понимал, какое большое экономическое значение имел бы выход Якутии к незамерзающим портам, а ТПУ (НКВД) обвиняло таких прогрессивно мыслящих людей в японофильстве, т.е. стремлении отойти к Японии.

   Последние годы жизни Сивцева полны трагизма – сначала он с женой и сыном Катерием были отправлены в ссылку в Иркутск. Затем Александра Ивановна с сыном уехала на Кавказ в г. Пятигорск. Отец Федор в последние годы жил в одиночестве, проживая поочередно у родственников. Несколько раз его арестовывали, сажали в тюрьму и отпускали. В 1928 году по ложному обвинению его арестовали и заключили на 10 лет в лагеря Гулага. Есть в архиве ТПУ его собственноручно написанные слова: «Абсолютно не имею никакого отношения к событиям 1927 года в Якутии… Категорически протестую всеми фибрами души и движением сосудов в мозгу против какого бы то ни было вклинивания моего имени в какие бы то ни было фиктивные или существовавшие организации. И заявляю честно, смело и открыто, что в истории якутской крамолы многое имеет наносный характер, есть сведение личных счетов. Месть за прошлое и еще худшее – создать карьеру за счет несчастья и убожества других, есть и национальная вражда, и партийная рознь».

   Изношенный всеми несправедливостями, личным горем, тюремным заключением организм Федора Гаврильевича не выдержал.

   В библиотеке конгресса США находится письмо Михаила Федоровича Корнилова, который в 1928 году с двумя товарищами бежал из лагеря ОТПУ и сумел выйти через болота, озера, горы Карелии в Финляндию. В письме он пишет, что в июне 1928 года из Якутска в Соловецкие лагеря были сосланы 200 человек, из которых умерло почти 40%. В том числе умер Сивцев Федор Гаврильевич, осужденный на 10 лет.

   Так закончилась мирская жизнь Федора Гаврильевича Сивцева, одного из образованных людей, якутского интеллигента, патриота родного края, основателя нескольких школ в Якутии, в том числе школы в с. Майя.